Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения: Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Юрий Ерофеев: «Любой опытный педагог — немного провидец»

  • 6 ноября 2020
  • 333
Юрий Ерофеев: «Любой опытный педагог — немного провидец»

Мурманский арктический государственный университет продолжает медиапроект «Родом из МАГУ». В этой рубрике мы рассказываем о наших выпускниках, которые добились успеха в разных областях, будь то образование, политика, экономика, медицина или другое. Участников проекта объединяет одно — все они родом из МАГУ.

В этот раз героем рубрики стал мурманский журналист-документалист Юрий Аркадьевич Ерофеев. Он окончил Мурманский государственный педагогический институт в 1994 году по специальности «Учитель истории и социально-экономических дисциплин средней (полной) школы». Юрий Ерофеев поделился воспоминаниями об обучении в МАГУ (тогда МГПИ), своей работе токарем, пионерским вожатым и журналистом.

Юрий Аркадьевич, Вы поступили в наш вуз сразу после окончания школы?

В Мурманский педагогический институт я решил поступать не сразу, но предыстория довольно интересная. Окончил в 1980 году старейшую школу № 12 в Мурманске, которая запомнилась северянам, как госпиталь в годы Великой Отечественной войны.
Моя школьная учительница Алла Михайловна Масленникова, когда я был выпускником, каждому из своих учеников подарила памятные книги. В них она индивидуально для каждого оставила посвящения. В моем подарке — книге Анатолия Кима «Соловьиное эхо» — Алла Михайловна написала цитату из произведения Фриды Вигдоровой «Мой класс».

Что же там было написано?

На развороте я прочел: «В честь окончания средней школы, 1980 год. Ты — учитель. Помни это с гордостью. Пусть никогда не изменит тебе чувство собственного достоинства. Не позволяй ни поступать, ни говорить с тобой бестактно и грубо, иначе ты унизишь себя, а также свой благородный труд. Не отступай, свято храни свое достоинство. Не забудь, ты — учитель, а тот, кто носит это имя, по праву может гордиться им».

Алла Михайловна видела меня на поприще учителя истории. Но, как ни странно, после школы я не пошел в педагогический институт. Возможно, хотел попробовать себя в чем-то другом и поступил в профессиональное техническое училище № 12 и окончил его по специальности «Токарь третьего разряда».

Вы работали токарем?

Разумеется! Несколько месяцев я проработал на Мурманской судоверфи. Затем меня призвали в армию. Когда отслужил, понял, что в токари не гожусь. Спустя несколько лет встретился со своим мастером Александром Васильевичем Феничевым. Он сказал: «Как только тебя впервые увидел, сразу подумал: ну какой из него токарь?». Конечно, любой опытный педагог — немного провидец. Он смотрит на ученика и понимает: станет он профессионалом в данном направлении, больше предрасположен к гуманитарным наукам или техническим. Но это приходит с опытом.

Когда вы сами пришли к педагогике?

В то время я оказался на перепутье. Поступать не получится — с армии пришел осенью. Но друг подсказал, что можно без высшего образования работать в школе вожатым, кем я и проработал с 1984 по 1989 год в школе № 33. Заодно и созревал к получению педагогического образования. Поступил в МГПИ в 1989 году на учителя истории.

То есть карьеру журналиста начали после окончания университета?

Нет, одновременно с поступлением, в 1989 году начал работать на телевидении. В орбиту внимания мурманских журналистов попал случайно, нас с другом пригласили на эфир, как пионервожатых на Мурманскую студию телевидения (впоследствии «ГТРК-Мурман»). Затем мне предложили поработать внештатным корреспондентом и ведущим редактором на детской программе «Эстафета». Когда появилась вакансия, позвали в штат. Но педагогическая деятельность всегда была со мной! Тогда это было популярно среди региональных ТВ-компаний — создание программ для каждой возрастной категории: для самых маленьких, детей постарше, школьников, молодежи. Например, у нас была передача «Тим, Тяпа и ребята» — аналогия «Спокойной ночи, малыши!». Кукольные собака и кошка читали письма от детей, отвечали на вопросы, показывали мультики.

Как удавалось совмещать учебу и работу, которая требовала сил, творчества и новаторства?

В этом плане мне было проще — учился заочно. Опыт работы в школе очень помогал в освоении материала. Почему на работе часто говорят: «Забудьте все, чему вас учили в университете»? Потому что на практике всегда все иначе. В школе, которой я работал, был очень сильный разновозрастной педагогический состав, как молодые специалисты, так и опытные люди. И в университете у нас была группа уже состоявшихся людей: кто-то работал в школе, кто-то в других сферах производства. Общение было очень интересным. И со стороны преподавателей в университете к нам, работающим людям, чувствовалось уважительное отношение. Но это не значит, что нам все прощалось, с нас также требовали, как и других студентов.

А в нашем университете были преподаватели, которые запомнились также, как школьная учительница, которая увидела в вас учителя еще на школьной скамье?

Все преподаватели кафедры истории в период моего обучения — люди с большой буквы, мастодонты. Не умаляю заслуг ни одного действующего преподавателя, ко всем отношусь с глубоким пиететом. Но не могу не назвать две фамилии людей, на чьих лекциях мне посчастливилось присутствовать, учиться у них и внимать их опыт. Это Иван Федорович Ушаков и Алексей Алексеевич Киселев. Они настоящие легенды, удивительные рассказчики! Ведь важно не заставить студентов выучить исторические даты и события, а правильно подать.

Помню, у нас был зачет у Ивана Федоровича. Он никогда не стоял над душой, словно цербер, а относился к этому с пониманием. Как в анекдоте: «Пришел на зачет? Уже три балла!». Я уже в то время понимал, что эти преподаватели — вершины, до которых невозможно дотянуться.

Преподавателя педагогики Валерия Эдуардовича Черника отличало глубокое уважение абсолютно ко всем студентам. Даже на экзаменах и зачетах ему всегда было интересно наше мнение и наблюдения, приобретенные на практике. Возможно звучит по-детски, но для нас это был союз учения с увлечением, учеба никогда не воспринималась, как тяжесть или обуза. Хотя у большинства группы помимо университета была работа и семьи и, по правде говоря, обучение не давалось легко.

Спустя годы, удалось хоть раз встретиться с любимыми преподавателями?

Буквально несколько лет назад я брал телевизионное интервью у Алексея Алексеевича Киселева. Не знаю, что впечатлило меня больше: его грандиозная подготовка к эфиру, энциклопедические знания, общее мировоззрение, образ мышления? А его выводы о взаимосвязи исторических событий! В тот день я подумал, например, что мы совершенно не задумываемся о ходе событий на противоположном уголке земного шара, которые вырисовываются в единую картину мира. Вспоминаю их лекции, как будто они были вчера. Ни у кого не было даже мысли сбежать с пары, все стремились на нее попасть! Сейчас понимаю, что мог взять от общения с этими легендарными людьми больше, чем удалось.

Чем вам запомнилось начало профессионального пути после окончания университета?

Мне повезло, я начал работать в «золотое время» мурманского телевидения. Тогда люди действительно доверяли СМИ и обращались за помощью, обойдя все инстанции и осознав, что проблема нерешаема. Жители города и области писали письма, звонили, приходили на вахту и просили помочь. Мы всегда подключались, в то время телевидение было, как сейчас говорят: социально-ориентированным, всегда старались помочь людям. И получали обратную связь — нам доверяли!

Вспомнился анекдотичный случай. Однажды мы увидели рядом с железнодорожным вокзалом Мурманска огромную помойку, не известно, кому принадлежащую. Стали выяснять, где же ее хозяин, даже написали шуточное объявление: «Продается помойка в центре города». Оператор взял камеру на плечо, я прихватил микрофон, и мы отправились обивать пороги. Спросили дежурную в справочном бюро, у начальника вокзала, у прохожих. Никто не закрывал камеру, не просил не снимать.

Самое интересное, что уже на следующий день, когда должна была выйти программа в эфир, помойка исчезла. Проезжая утром на троллейбусе, я просто-напросто не нашел ее на месте, не веря своим глазам. Конечно, мы рассказали о подготовке сюжета, завершив фразой «Извините, продано». К чему я это рассказываю? В то время ощущалась действенность нашей работы. Сейчас же можно выпустить 20 сюжетов и не факт, что удастся что-то изменить.

А сколько Вы работали на «ТВ-21»?

Последние восемь лет. Невольно проводил параллели между атмосферой «ТВ-шки» старого состава под руководством Светланы Юрьевны Солдатовой и молодежной редакции ГТРК. Такая же атмосфера творчества, взаимовыручки. Телевидение — всегда коллективное детище, несмотря на то, что существует понятие «авторская программа». Его невозможно делать в одиночку, автор, режиссер, оператор, звукорежиссер и другие сотрудники всегда взаимосвязаны. Результат получается, только тогда, когда люди размышляют на одной волне.

Педагогическая деятельность после работы в молодежной редакции не вернулась в Вашу жизнь?

Сейчас я веду занятия в мурманской гимназии № 1 в Клубе юных журналистов. Всегда говорю своим ученикам: «Ребята, идея может быть гениальной, а сценарий великолепным. Но если, например, после монтажа музыка не сможет поддержать идею передачи или в кадре нет цепляющих эмоциональных планов, программа обречена на провал». Очень важно, чтобы в журналистике все было взаимосвязано. Думаю, эта истина подходит и в педагогике.

Поделитесь ссылкой