Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения: Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Университет в лицах: Наталья Николаевна Щебарова

  • 18 Ноября 2019
  • 749
Университет в лицах: Наталья Николаевна Щебарова

Мурманский арктический государственный университет совместно с региональным отделением Российского общества «Знание» продолжает реализацию медиапроекта «Университет в лицах». Каждый месяц мы рассказываем о преподавателях и учёных, которые работают в опорном вузе и активно вовлечены в образовательную и исследовательскую деятельность. Ведь за каждым выпускником, за каждой опубликованной статьей, каждым исследованием стоит человек.

В ноябре героем проекта стала доктор экономических наук, профессор кафедры экономики, управления и предпринимательского права Наталья Николаевна Щебарова. Мы поговорили с ней о ее увлечениях и жизненных принципах, научном и преподавательском пути.

Наталья Николаевна, как начался ваш преподавательский путь?

Мой преподавательский путь был совсем неожиданным. Я жила с родителями в Москве и думать не думала о педагогике. На тот момент транспортное сообщение в городе было не таким интенсивным, как сейчас, поэтому я выбирала будущий институт не с точки зрения своего интереса — мне было интересно все, — а с точки зрения близости к дому. Недалеко от нашего дома располагалось два вуза — Педагогический институт имени Крупской и Московский кооперативный институт, сейчас это Российский университет кооперации. От педагогического я сразу отказалась. Мама мне сказала: «Наташа, какой педагогический, это просто женский монастырь, ты на всю жизнь закроешь себя в школе!». Да и я, собственно говоря, не видела себя преподавателем. Более того, когда закончилась школа, я свою ненавистную форму в мусоропровод выбросила и подумала: «Боже, как хорошо, что я уже никогда туда не вернусь!». И я поступила в Кооперативный институт на специальность «Экономика». Тогда он считался очень престижным, модным, притягательным.

На последнем курсе я вышла замуж, у меня родилась дочь, и я должна была сразу после окончания вуза минимум на полтора года посвятить себя ребенку. Я не понимала — как это я буду заниматься только домашним хозяйством, только семьей, только моей девочкой? Мне казалось, что этого мало для меня. Чтобы не закиснуть в этом домашнем быте, я поступила в свой же институт на педагогический факультет заочно, там нужно было отучиться два года. Это уже был распад СССР, образование стало платным. Муж был военным, зарплату ему не платили, а у меня было пособие, на которое не купишь даже бутылку молока... И тогда мой папа сказал мне: «Знания не тянут, это всегда твой капитал, это вклад в твое будущее», и оплатил мне учебу.

И тогда я поняла, что педагогический труд совсем не прост. Это не только знание своего предмета — это знание психологии, педагогики, каких-то моментов воспитания, это культура общения и культура речи, это многие деликатные моменты, которые остаются для учеников невидимыми. И когда я открыла изнутри этот педагогический мир, он показался мне интересным, притягательным, многоплановым и многослойным.

И тогда вы решили стать педагогом?

Когда я закончила обучение, дочке было два года, ее уже можно было отдавать в детский сад. Мы как раз переехали в Мурманск, и я стала искать себе работу. Я обнаружила, что здесь есть Кооперативный техникум, и пришла туда преподавателем. Моя первая работа. Я жутко боялась студентов! Мне было всего 24, а они — заочники, и они гораздо старше меня. Я заходила в аудиторию, краснела, бледнела, мне было тяжело выйти на публику. Я стеснялась и чувствовала себя не в своей тарелке. Но потом пришло понимание, что у меня есть знания, которых нет у студентов, я могу их передать и умею это делать. И это осознание придавало мне уверенности.

Система образования в тот период стремительно реформировалась, и у многих образовательных организаций появилась возможность открывать филиалы столичных вузов. И Кооперативный техникум открыл в Мурманске филиал того же института, где я училась в Москве. Руководство понимало: преподавателей с ученой степенью, что требовалось для высшей системы, у них не было. И я вместе со своей коллегой была направлена на обучение в аспирантуру, в свой же вуз, и я обучалась у тех же преподавателей, у которых получала очное образование.

Когда я защитила кандидатскую диссертацию, я поняла: когда ты хочешь чего-то добиться в профессии, ты должна дальше идти по пути развития. Да, кандидатская — это хорошо, а дальше получи звание доцента, защити докторскую диссертацию, получи звание профессора. И я продолжала двигаться, продолжала расти.

К сожалению, в филиале была только заочная форма обучения, а я уже могла дать большее своим студентам. Меня пригласили в Мурманскую академию экономики и управления — это был частный негосударственный вуз. Сначала мне предложили должность заместителя по научной работе, потом должность ректора. Но так получилось, что эта академия как самостоятельный вуз сейчас реализует только программы среднего профессионального образования. Здесь, в МАГУ, я ранее работала по совместительству. Потом предложила свои услуги в качестве штатного преподавателя, меня приняли в свой коллектив, и теперь, к моей радости, это родной дом. Классическая постановка и организация высшего образования в МАГУ, масштабы деятельности, вовлеченность в федеральную образовательную сеть, статус опорного вуза, высокопрофессиональные коллеги — эти и многие другие факторы делают для меня работу в МАГУ престижной и многому обязывающей.

Как у вас складываются отношения со студентами?

Здесь очень тонкая грань. Нужно сочетать доброжелательность и расположение к студентам с требовательностью. Нельзя переходить границу и становиться им подружкой — но это, пожалуй, и невозможно. Но я стараюсь создать хорошую благоприятную психологическую обстановку, заметить индивидуальные особенности ребят.

А студенты-экономисты — они вообще какие?

Они разные. У нас учатся ребята, которые пришли в вуз просто потому, что есть бюджетные места, и они хотят получить хоть какое-нибудь высшее образование. А есть студенты мотивированные, которые знали, что они придут только в МАГУ, только на экономику, и дальше хотят посвятить свою карьеру деятельности в сфере экономики, финансов, управления. Есть те, кто пришел сюда случайно — например, за компанию, а дальше история может развиваться по-разному. Кто из них втягивается, а кто-то переводится.

Есть разные студенты по психотипу: одни быстро усваивают информацию и так же быстро ее забывают, а у других усвоение идет тяжело, но потом эти знания остаются на всю жизнь. Есть те, кто при заданном вопросе бегом стремятся ответить, потому что не могут ждать, и хотят все, что знают, рассказать здесь и сейчас. Они и на экзамен идут первыми. А других не дозовёшься, они будут сидеть над этим вопросом... Уже пара закончилась, а им трудно собраться. Учет всех этих различий — это высшее мастерство преподавателя. Нужно сделать так, чтобы усвоение, несмотря на все эти особенности, проходило ровно и равномерно.

Ребята продолжают с вами общаться после окончания учебы?

За уже более чем 25-летний период преподавательской деятельности я обучила множество студентов. Одни работают здесь, в Мурманске, а кто-то уехал в другие города и даже страны. Наверно, я не отличаюсь от большинства преподавателей, которых часто благодарят их выпускники. Недавно был случай, когда звонит студент и говорит: «Наталья Николаевна, я проездом в Мурманске, скажите, пожалуйста, вы где?». А я была на работе, на занятиях. Выхожу из аудитории — а передо мной мужчина, с ним стоит жена, двое детей, огромный букет цветов. Я его не могу узнать, потому что прошло много лет, он давным-давно уехал из Мурманска. Как оказалось, я у него преподавала экономику, а он учился на юриста, то есть мой предмет для него даже профильным не был. Тем не менее, он сказал, что в своей жизни запомнил всего двоих педагогов — учительницу начальных классов и меня в университете. Конечно, было сказано много приятных слов. Его профессия связана с экономикой — у него сеть своих туристических баз и гостиниц, поэтому как владелец он экономические вопросы должен знать. И он знает, понимает, умеет ими оперировать.

Для меня это хороший результат моей деятельности — выходит, я не просто преподаю, но даю студентам возможность применять свои знания на практике. Это очень важно.

А каким студентом были вы?

Еще в школе я поняла, что мне легко учиться. Единственный был вопрос — куда мне приложить мою способность. Я не была зубрилой, я не сидела ночами, пытаясь что-то запомнить — я просто понимала. Может, такие учителя у нас были. Я закончила школу с серебряной медалью, у меня была единственная четверка по географии. Я до сих пор плохо ориентируюсь, я не понимаю карты, для меня это просто жуть какая-то!

В вузе я тоже училась легко. Но если в школе я понимала, что медаль поможет мне поступить в институт, то в институте не было этого флажка. Вот я закончу с красным дипломом — и что? Я поняла, что мне надо просто получить высшее образование, поэтому у меня были и тройки. Я занятия не пропускала, всегда училась тщательно, мне легко давался процесс. Обучение увлекло. В то время в вуз попадали студенты из разных городов, из разных республик и даже из разных стран. В моей группе учились, например, кубинцы. Общение с ними немного раскрывало границы нашей экономики, системы и менталитета. Уже потом я поняла, что студенчество — это был яркий период моей жизни. А тогда он казался мне простым и обыденным. Ну пересела со школьной скамьи на студенческую, появились новые знакомые, нас называли на «вы» преподаватели — ну и что? Каких-то крупных событий, которые перевернули бы мою жизнь, в студенческое время не было. Достаточно ровная, интересная жизнь, немного похожая на взрослую. Но на самом деле взрослая жизнь началась уже с трудоустройства, когда я не просто впитывала знания, а должна была их передавать.

Как-то раз моя классная руководительница на классном часу стала рассказывать, кем она нас видит в будущем. Я сидела на задней парте, отвлеклась, и когда беседа уже завершилась, я поняла, что меня не назвали. И я стала руку тянуть: «Юлия Ивановна, а я?». А она мне говорит: «Наташ, а ты вот будешь учителем». Я отвечаю: «Ой, ну вы что, какой кошмар, нет-нет, ни в коем случае!». Но вдруг так случается — педагогический факультет, а потом техникум, вуз, я становлюсь преподавателям... Когда я стала аспирантом, ко мне пришло понимание, что моя способность легко обучаться — она как раз для этого. Потому что преподавательская система нацелена на то, что мы всегда обучаемся.

Жизнь — это вообще учеба. Но в преподавательской сфере эта учеба постоянная. Чтобы передавать знания, их надо обновлять. Мы учим студентов, а они учат нас. Молодежь идет впереди нас в плане каких-то новых технологий, креативных способов общения, поэтому мы всегда должны оставаться на этом рубеже старого и нового, уже отжившего и новых тенденций. Я учусь и учу сама — наверно, в этом мое предназначение.

Какая у вас сфера научных интересов?

Мировая экономика. Я заканчивала и аспирантуру, и докторантуру по этой специальности. Это был период, когда наша страна переходила от командно-административной системы к рыночной, открылись границы, и мы узнали, что кроме СССР существует еще и другой мир. Мне было интересно разобраться в вопросах о месте России в международном разделении труда, в мирохозяйственных связях, о ее преимуществах и недостатках. Вообще сфера мировой экономической системы показалась мне неизученной, близкой, интересной. Большинство советских исследователей занимались вопросами внутренней хозяйственной среды и социалистического развития, социалистической экономики. И когда страна вышла на рынок мировой, то многие проблемы оказались просто неизученными, не понятыми и не актуализированными. И мне показалось, что это очень своевременно и актуально.

Что вы считаете вашим главным профессиональным достижением?

Наверно, я поставлю себе в заслугу быстрый рост в преподавательской среде. В 28 лет я была кандидатом наук, а в 35 — уже доктором. Может быть, сейчас это часто бывает, а тогда это было немного необычно. Например, я защищалась в докторском совете, в котором были одни мужчины, и всем было 60-70 лет. На меня смотрели как на какую-то диковину. Пробить этот стеклянный потолок казалось невозможным для девушки из Мурманска. Я выглядела как провинциальный исследователь, тем более молодая, да еще и женщина. Поэтому к моей диссертации был особенно скрупулёзный подход — со стороны оппонентов, со стороны научного руководителя, со стороны ведущей организации.

Пожалуй, еще достижением я назвала бы тот факт, что еще до защиты докторской диссертации под поим руководством защитилось два аспиранта, получивших степень кандидатов экономических наук. Несколько раз я участвовала в конкурсе «Учитель года». Мои монографии и учебные пособия, посвященные внешней торговой политике и мировой хозяйственной системе, занимали призовые места на конкурсах. Мое достижение — моя работа, мои студенты, мой авторитет.

Вы говорили, что выбирали вуз с точки зрения его близости к дому. А если допустить, что вы бы могли поступить в любой институт на любую специальность, что бы вы тогда выбрали?

Вы знаете, я никогда не задумывалась об этом. У меня есть правило — никогда ни о чем не жалей. Ты сделала этот шаг — значит, он правильный. Все, не возвращайся в прошлое, не стремись что-то переделать. Все твои решения, весь твой опыт делают тебя тем, кем ты сейчас являешься. Вы задали мне этот вопрос — а я ни разу не задумывалась, а что было бы если бы. Но сейчас мне пришла такая идея... Моя мама — очень творческий человек, и мне от нее передалось это стремление к прекрасному.

Если бы по-иному сложилась судьба, я посвятила бы себя какой-то творческой деятельности — в вопросах моды, или дизайна, или косметологии. Мне приятна красота.

А расскажите, пожалуйста, о вашей семье

Мой папа — военный. Мы много поездили: жили, например, и в Байкальске в Сибири, и в Тикси — там я пошла в первый класс. Это тундра, вечная мерзлота. Потом была Москва. И мама во всех этих поездках умела создавать уютную атмосферу, несмотря на то, что жилье было служебным. Она работала, не была домохозяйкой, но, тем не менее, дома всегда было уютно и красиво, вкусно пахло. Несмотря на дефицит советской эпохи, мама что-то шила, вышивала, мы с братом всегда были одеты необычно. Я уже вам говорила, что стремление к красоте у меня как раз от мамы. Ей сейчас 78, но ей никогда не дашь этот возраст, она за собой всегда следила и следит, и меня этому научила. Она вышивает гладью, причем так, что не заметишь ни одного узелка! Все эти переходы, какие-то тонкие ниточки, бисер... Это настолько высокое искусство, что мне оно недоступно, просто не хватает терпения. А мама, кроме вышивания, в последнее время увлеклась изготовлением бижутерии. Она освоила интернет, там смотрит видеоуроки, и делает нам с дочкой серьги, броши, колье.

Вообще мои родители здорово помогли мне в карьерном росте, особенно папа. Я уже жила в Мурманске, а училась в Москве, и все эти моменты — согласование диссертации, какие-то отзывы, связь с руководителем, с издательством — требовали больших передвижений, и всем этим занимался мой папа. Я ему объясняла, что нужно сделать, куда сходить, кому что сказать. Папе приходилось быть не просто курьером — он вникал в суть проблемы, тоже вместе со мной осваивал мировую экономику и проблемы мирохозяйственных связей, за что я ему очень благодарна.

Какой вы были в детстве?

Мама всегда приезжает ко мне из Москвы на День рождения, вот как раз сейчас у нас гостит. Когда она вспоминает меня в детстве, она всегда рассказывает, что я была девочкой «я-сама». И это было с самых ранних лет жизни. Например, было такое: Байкальск, выпал первый снег, под ним ледок, мама ведет меня в садик за руку, а я ей говорю: «Нет, я сама». Разумеется, при подходе к детскому саду я падаю, разбиваю нос, у меня до сих пор есть шрам на переносице. У нас были уроки труда, я шила, и мне тоже важно было сделать самой. И это все «я-сама».

Наверно, эта черта вам пригодилась в дальнейшей жизни?

Думаю, эта черта характера тормозила мое женское начало. Я считаю, что женщине в семье нужно быть за мужем, а не «я-сама».

Когда женщина везет на себе и дом, и ребенка, и работу, то что остается делать мужчине? Садиться в эти саночки и «Вези меня тоже, раз ты все сама». И понимание того, что «я-сама» должно быть в меру, пришло с возрастом.

Слава богу, сейчас я разделяю семейную сферу и рабочую. У нас так сложилось, что главный — муж, это его семья, его ответственность, а мы с дочкой — те женщины, которым приятно быть за спиной мужа и отца.

Раз уж зашла тема: как вы познакомились с мужем?

Мой предыдущий брак себя изжил — наверно, из-за того, что я вырвалась вперед, а мужчина остался позади. И когда стало очевидно, что наши судьбы расходятся, мы расстались уже официально. Я пришла к адвокату за консультацией насчет того, как же мне правильно развестись, потому что были некоторые имущественные вопросы. Я находилась в ужасном моральном состоянии: у моих родителей был один брак на всю жизнь, я думала, что у меня будет также, поэтому решение о разводе было принято очень тяжело. Я стала все рассказывать, а адвокат спросил: «Ну а почему вы разводитесь?». Ему важно было понять, что мое решение твердое, что он будет заниматься этим разводом не потому, что у меня какое-то сиюминутное желание возникло, а действительно настроена серьезно. А я не могла за пять минут встречи рассказать о глубине этого расхождения человеку, которого я первый раз вижу. И я там что-то пыталась говорить, а потом просто расплакалась. И вот он приносит мне воду, я пытаюсь что-то втолковать — что это мое окончательное решение, и да, я твердо намерена свою жизнь начать сначала... Успокоилась. Потом приходила к нему еще. И вот в дальнейшем этот адвокат и стал моим мужем. Мы познакомились вот на таком, казалось бы, печальном событии.

Сфера у нас разная — у него юридическая, у меня педагогическая, но этот человек тоже всего добился сам. Когда был распад Советского Союза и переход к рыночным отношениям, законодательство изменилось кардинально. Поэтому он осознанно получил еще одно юридическое образование, чтобы быть квалифицированным юристом в новых условиях.

А чем занимается сейчас ваша дочь? Какие у вас отношения?

Мою дочь тоже зовут Наташа. У нас абсолютно одинаковые голоса, и из-за этого бывает множество интересных ситуаций — например, когда по телефону кто-то ей звонит, а нас не различают, ну или наоборот. Родила я в 21 год. Сейчас это кажется рано, молодая мама, а в ту пору так было принято.

Наташа мне одновременно и дочь, и подруга, у которой я могу спросить совета, которой могу довериться. Она во многом больше меня понимает, причем не просто в каких-то вещах, где старшее поколение отсталое, а по жизни в целом.

Она работает в Торгово-промышленной палате помощником президента, в совершенстве знает английский язык. Но, видимо, от моей мамы, то есть от ее бабушки, ей передалось творческое начало. Правда, она занимается не рукоделием, а компьютерным дизайном. Наташа выиграла программу по обмену обучающимися в индийском посольстве и ездила на три месяца в Дели, училась веб-дизайну, с успехом закончила эту программу. Так как она работает в Торгово-промышленной палате, ее работа связана с конференциями, с общением с иностранными делегациями, с организацией помощи президенту. Так сложилось, что я являюсь членом Совета палаты, поэтому мы видимся не только дома, как мама и дочка, но и у нее на работе, как люди, которые связаны с этой системой.

Вы уже несколько раз упомянули, что приехали в Мурманск из Москвы. А как так получилось, все-таки? Как правило, обычно бывает наоборот

Я, как и многие женщины, приехала сюда за мужем — он был военным. И об этом я ни разу не пожалела, потому что именно этот край дал мне возможность расти по своей профессии.

И какими были ваши первые впечатления о городе? Наверно, ничего необычного после Тикси?

Так как мы жили раньше на севере, то, когда я приехала в Мурманск, у меня детские воспоминания проявились отчетливо. Тот же воздух, те же сопки, те же заливы, корабли... Я как будто окунулась в детство. В отличие от Тикси здесь есть Гольфстрим, потому не такой резкий климат — и это тоже был аргумент в пользу того, что переживать не надо. Это был 1994-1995 год.

Город был немного неухоженный, чуть-чуть разбитый, но люди, которыми славится север, своей доброжелательностью, взаимопомощью, интеллигентностью, сделали так, что он быстро стал мне близким и родным.

То, что в Москве есть квартира и родители, означало, что мы всегда можем вернуться, у нас всегда есть путь назад. И это укрепляло решение не бояться и начать свою жизнь в Мурманске. Вообще говорят, что человек молод до тех пор, пока он не боится перемен. Я тогда была молода, я не боялась.

Расскажите, пожалуйста, менялись ли со временем ваши приоритеты?

Раньше, в период ректорства и бурной карьеры, главным приоритетом была моя работа. То есть, я ставила себе какую-то цель, и большую часть времени посвящала себя своей работе. Уже ложатся спать мои домочадцы, а я или на работе, или за компьютером... Моя семья испытывала дефицит моего общения. Я это понимала.

Сейчас, когда у меня нет такой административной нагрузки, я занимаюсь своим любимым делом — преподаю. У меня появилось больше возможностей посвящать себя семье и наконец удалось найти баланс между работой и личной жизнью.

У нас в семье есть традиция: как бы мы не были заняты, мы стараемся все вместе собраться за одним столом на ужин. После переезда в новую квартиру я много внимания уделила интерьеру, обустройству, удобству, красоте нашего дома, и продолжаю этим заниматься и сейчас.

А что насчет искусства? Фильмы, книги?

Сейчас есть интернет и смарт-ТВ, поэтому есть возможность смотреть фильмы дома, а в кинотеатр ходим только на какие-то нашумевшие новинки. Конечно, с удовольствием ходим и на выставки, и в театр. А вот книги у меня всегда есть. Пришел тот период, когда я стала перечитывать классику. Если в школе нас заставляли из-под палки, и все эти произведения изучались потому что надо, то сейчас — потому что интересно. Я с удовольствием перечитала «Анну Каренину», «Войну и мир», произведения Куприна, «Мастера и Маргариту». Впрочем, я не столько читаю, сколько слушаю аудиокниги. Я с удовольствием прослушала Алексея Санникова «Петровы в гриппе и вокруг него» — интересный роман, написан свежим ярким языком, во многом узнаваемые взаимоотношения героев. Я советую вам его прочитать.

Какую музыку любите?

В детстве я закончила музыкальную школу — поступала на семилетку еще в Тикси, а заканчивала уже в Москве. Меня туда направили родители, и если сначала мне это нравилось, то в подростковом возрасте было весьма тягостно, потому что все нужно делать обязательно, а не по желанию. Но уже начав учиться, мне важно закончить любое начатое дело — и я ее закончила. Это обучение любовь к классике мне не привило. Зато прочитать ноты, что-то сыграть я могу и сейчас, мышечная память осталась. Я разбираюсь в музыкальных течениях, знаю терминологию, это образование было не лишним в моей жизни. Сейчас я слушаю в машине поп-эстраду, легкую музыку, которая позволяет ехать, отвлекшись от проблем, звучит каким-то фоном.

Наталья Николаевна, а какой совет вы могли бы дать молодому поколению?

Я не буду оригинальной. Есть девиз: «Делай что должно, и будь что будет». Это правило присутствует в моей жизни, и я бы его пожелала студентам.

Пожалуй, еще важно не забывать одно правило: в юности ты работаешь на имя, потом имя работает на тебя. Это напутствие в свое время дал мне папа, оно помогло мне в жизни, и я с удовольствием им поделюсь.

Наверно, еще не нужно ничего не бояться. Здесь тоже не стоит прибегать к крайности и куражиться, конечно, но надо не бояться совершать свои шаги, свои ошибки.

В юности, да и сейчас, у нас много советчиков, и они говорят — делай так и этак, не делай то, делай это... Но надо слушать себя. Я задумывалась, для чего я в этой жизни — и поняла, что мне легко учиться. Я по этому пути пошла, и в этом я раскрылась. Так у каждого: важно понять, в чем твое предназначение, и тогда не слушай никого — твой путь точно будет правильным!

Поделитесь ссылкой