Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения: Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Университет в лицах: Мария Юрьевна Меньшакова

  • 8 февраля 2021
  • 386
Университет в лицах: Мария Юрьевна Меньшакова

Мурманский арктический государственный университет совместно с региональным отделением Российского общества «Знание» продолжает реализацию медиапроекта «Университет в лицах». Ко дню Российской науки героем проекта стала кандидат биологических наук, доцент Мария Юрьевна Меньшакова.

Мария Юрьевна — заведующий научно-исследовательской лабораторией «Мониторинг и сохранение природных экосистем Арктики». По её инициативе на территории университета был создан ботанический сад. Студенты-биологи проходят там практику, а в тёплое время года сад открыт для посещения мурманчанами.

За несколько дней до праздника мы поговорили с Марией Юрьевной об уникальных научных находках, разобрались, отличается ли студенческая наука от «взрослой», и отметили главные черты характера хорошего ученого.

Уже почти как год люди работают в условиях пандемии. Ученые также столкнулись с новыми вызовами. Как пандемия повлияла на вашу работу? Открыла ли новые возможности?

Пандемия — это испытание для всех нас. Конечно, работа в лаборатории проходила в необычном режиме, ведь важнейшая её часть — это наша приборно-аналитическая база, без которой работать невозможно. Часть сотрудников периодически приходила в университет по специальным пропускам, чтобы анализировать пробы. В другие дни мы занимались обработкой данных. Выезжали за пробами на Кольский залив, чтобы не прерывать начатый цикл работ, а данные, полученные осенью, не потеряли актуальность. Обрабатывать пробы сразу было невозможно, приходилось их фиксировать.

К тому моменту, когда разрешили прогулки на свежем воздухе, прилетели птицы — можно было проводить орнитологические наблюдения. К счастью, нам удалось избежать больших потерь, которые были у некоторых наших коллег в других научных учреждениях. Там во время самоизоляции выходило из строя холодильное оборудование. В результате — потеря огромного количества бесценного биологического материала, дорогостоящих реактивов для молекулярной биологии. Конечно, небольшие потери были и у нас, но, благодаря бдительности сотрудников, они незначительные.

Вообще, мы с коллегами стали замечать, что наши приборы как люди: если долго не работают, то потом их трудно вернуть к привычному режиму работы.

И дело не в том, что нужно выполнить определенные манипуляции для того, чтобы подготовить, например, систему капиллярного электрофореза к перерыву в работе больше двух недель.

Есть какая-то магия, как будто у каждого прибора есть душа, характер. Они очень трудолюбивы и не любят лениться, а тут они были вынуждены простаивать.

Если говорить о плюсах, которые принесли ограничения, то, скорее они связаны с нашей коллекцией растений, а не с работой лаборатории. Так как экскурсии были запрещены, мы взялись за перестройку, сделали несколько новых композиций. То, что многие люди не смогли уехать в отпуск, тоже пошло нам на пользу: они приходили в сад и помогали нам. Благо, погода благоприятствовала.

А когда Вы заинтересовались наукой?

Даже не знаю, как ответить на этот вопрос. Проще сказать, когда я начала интересоваться природой вообще и растениями в частности. Наверное, с пеленок. Есть в нашей семье одна трогательная история. Когда мне было около года, мама привезла меня в деревню, откуда она родом. Прорезывание зубов — мучительное время и для детей и для родителей. Не была исключением и я. Мама рассказывала, что я плакала целыми днями. И бабушка в какой-то момент придумала привести меня на огород, где росла тыква. Я мгновенно замолчала при виде огромных оранжевых цветов и гигантских плодов, как будто больше не чувствовала никакой боли.

И вообще в детстве меня совершенно не интересовали куклы и другие девчачьи игрушки, а вот за жизнью растений я могла наблюдать часами.

Получается, Вы с детства определились с профессией?

Почти. В школьные годы мне удалось перепробовать различные виды деятельности благодаря тому, что раз в неделю на целый день мы уходили заниматься на учебно-производственный комбинат. Это был потрясающий опыт! Можно было попробовать себя в самых разных профессиях, причем, это все происходило по-настоящему, мы действительно производили продукцию!

Самым интересным тогда показался профиль «информатика» и мне хотелось, чтобы это и стало моей будущей профессией. Но в школе, где я училась, не удалось набрать физико-математический класс, и я пошла в химико-биологический. И тогда я поняла, что это мое! В 10 классе я выбрала в УПК научно-исследовательский профиль, вопреки желанию родителей, которые хотели бы, чтобы я освоила какую-то рабочую профессию, например, швеи-мотористки.

Конечно, они хотели, чтобы я в будущем работала «головой», но на всякий случай рабочая профессия не помешала бы. Но к тому времени я и так умела хорошо шить и смогла отстоять свое право заниматься, чем хочу. На этом профиле занятия строились совсем иначе: мы ходили по разным научным учреждениям, лабораториям, судам, так или иначе связанным с наукой. Где мы только не были!

Еще одним сложным этапом было уговорить родителей отпустить меня учиться в Петрозаводск. Первоначально я планировала поступать на медицинский факультет, так как совершенно не представляла себе, что такого еще можно открыть в науке, мне казалось, что все и так известно. Наверно, окончательное решение было принято мной под влиянием моей подруги Татьяны Прохоровой, с которой мы проучились все пять лет. Сейчас Татьяна Алексеевна работает в лаборатории пелагических рыб ПИНРО и преподает в нашем университете.

Расскажите о ваших исследованиях. Чем Вы занимаетесь в целом?

Главная особенность нашей лаборатории — ее многопрофильность. Так как мы единственная в университете лаборатория биологической направленности, нам необходимо вести исследования сразу по нескольким направлениям. Студентам нужно попробовать себя в разных тематиках, методиках, чтобы найти то, что будет интересно. Да и для работодателей лучше, если у выпускников будет богатый опыт.

Нередко у нас студенты переходят с одной темы на другую. Я не считаю, что это плохо. Для университетской лаборатории это плюс. Сейчас мы занимаемся и изучением биологии редких видов растений и животных, большое внимание уделяем аккумуляции тяжелых металлов в живых организмах, ведем мониторинг биоты вокруг промышленных объектов. Одно из важных направлений — промышленная экология и вопросы утилизации опасных отходов.

Какими достижениями, жизненными и профессиональными, Вы больше всего гордитесь?

Хочется ответить на этот вопрос фразой из фильма по повести М.Булгакова «Собачье сердце», когда Шариков спрашивает ясновидящую в цирке о самом главном событии в своей жизни:

«Самое главное событие вашей жизни у Вас впереди!»

Работа лаборатории только набирает обороты, пока рано говорить о свершениях.

А если говорить не о самом главном и значительном достижении, а о самом ярком событии, то можно сказать, что это было обнаружение первого в Европе места обитания ириса щетинистого. Это событие широко освещалось в СМИ, но ведь это не результат целенаправленного систематического научного поиска, а случайность.

Мы пошли на маршрут с совершенно другой целью, а нашли этот чудесный цветок. Это был совершено фантастический вид: нежные шелковистые лепестки ирисов на фоне моря и неба. Мы ходили среди этих цветов и не могли поверить своим глазам.

Не поверили нам и многие коллеги-ирисоведы и отклонили нашу статью. Лишь спустя почти два года наша статья вышла уже в зарубежном издании. Мне кажется, находка этих ирисов была каким-то особым добрым знаком, своеобразным благословением, ведь наша лаборатория тогда только начинала работать.

Изменились ли как-то Ваши взгляды на научное поле за время работы?

Они меняются постоянно. То, что раньше казалось трудным для изучения, сейчас не вызывает проблем. Во всем мире биология развивается очень интенсивно. Иногда, читая какую-нибудь научную статью, думаешь: «Неужели это уже возможно?». Особенно отрадно, когда достижения науки используются для решения самых насущных задач.

Например, генетическая терапия наследственных заболеваний позволяет буквально творить чудеса. Думаю, что у всех на слуху история Миши Жукова, малыша, страдающего спинальной мышечной атрофией, связанной с мутацией в гене SMN1. Как раз во время самоизоляции мы всем миром собирали деньги на самое дорогое в мире лекарство. Было очень страшно, что нужную сумму не успеют собрать, так как пандемия для многих обернулась материальными проблемами. Но, к счастью, это удалось сделать.

Признаюсь, когда я увидела в соцсети сообщение о том, что Миша Жуков пошел в детский сад, я плакала от счастья. Не только потому, что удалось спасти малыша, но еще и от того, что огромный труд и талант ученых доказал: невозможное возможно.

Какие направления в науке Вы считаете наиболее перспективными сейчас?

Конечно, это все, что связано с разработкой и внедрением биотехнологий. Ведь именно с ними связано решение глобальных экологических проблем, лечение тяжелых заболеваний и многое другое.

Какими чертами характера должен обладать хороший ученый?

Наблюдательность, внимание, смелость, терпение, способность не сойти с ума от рутинной лабораторной работы. На самом деле ежедневная работа ученого выглядит довольно однообразной: нужно разобрать множество комков грязи и выудить из их сотню видов разных созданий, которые даже под микроскопом трудно отличить друг от друга, каждого измерить со всех сторон, взвесить и так далее до бесконечности. Нужна огромная усидчивость, нужны руки как у хирурга, способные совершать мельчайшие манипуляции. А еще нужно быть в хорошей физической форме! Иногда это даже важнее всех остальных качеств.

Заинтересованы ли студенты научной деятельностью?

Конечно, нельзя сказать, что все студенты днем и ночью думаю о науке и своей роли в ней. Но все же студенты хотят попробовать себя в этом деле. Нередко бывает так, что студент вроде и троечник, и хвостов много, а попав в лабораторию, проявляет себя с лучшей стороны.

Ради чего ребятам стоит идти попробовать себя в студенческой науке?

Это важно, прежде всего, для профессионального развития. Как иначе студент может проявить себя, если не в реальной научной работе?

Работодатели также участвуют в работе лаборатории и всегда замечают, кто из студентов как работает: приходит ли вовремя, как выполняет поручения, в каком состоянии оставляет рабочее место.

Чем отличается наука, которую делают студенты и аспиранты от научной работы ведущих ученых в лабораториях?

Это не должны быть две разные науки: студенческая и «взрослая». Студенты должны быть интегрированы в исследовательский процесс, нужно находить для каждого посильную задачу, есть много действий, которые могут выполнять даже школьники, не то что первокурсники.

Когда студент работает бок о бок с опытными специалистами, учится у них, помогает, привыкает к определенному порядку, самодисциплине, это всегда приносит результат.

К работе в нашей лаборатории привлечены не только наши штатные сотрудники, но и другие специалисты, например, из Мурманского морского биологического института. В наших общих исследованиях часть измерений они проводят на своей лабораторной базе, а часть у нас. Оснащение лаборатории планировалось таким образом, чтобы максимально расширить возможности совместных исследований.

А какой Вы преподаватель?

Мне кажется, что я самый уступчивый преподаватель на нашей кафедре. Думаю, что я слишком снисходительна к студентам. Когда я начинала работать, сдать мне экзамен было очень трудно. Сейчас вся моя энергия направлена в другую сторону, мне хочется побыстрее закончить экзамен и бежать в лабораторию. Так нельзя, надо быть более требовательной.

Есть ли у Вас своя методика установления контакта со студентами?

Главное для преподавателя — это чувство юмора. А еще очень важно не быть книжным червем, который черпает знания только из литературы. Когда студенты чувствуют твой практический научный опыт, они проникаются уважением.

Особые усилия для установления контакта мне сейчас не нужны, а вот раньше бывало трудно.

Вы помните свои первые занятия со студентами?

Моя работа как преподавателя вуза началась тогда, когда я еще формально была студенткой. Наталья Владимировна Василевская приехала в Петрозаводский университет, где я тогда училась на пятом курсе и предложила работать в МГПИ — так тогда назывался МАГУ. Огромное ей за это спасибо! К работе нужно было приступить срочно, поэтому, не дождавшись вручения диплома и выпускного, я рванула в Мурманск, где должна была проводить полевую практику по систематике высших растений. Прямо скажем, это было нелегко. Студенты были одного возраста со мной, а некоторые и старше, у каждого своего характера, да еще и нужно было не растерять их на маршруте в лесу.

Каким студентом были Вы?

Я была ботаничкой до мозга костей, до маразма!

Меня ужасно раздражало, если кто-то из однокурсников не мог запомнить названия растений на практике или детали их строения. В свободное время мы с двумя однокурсниками старались дополнительно заниматься. Тогда не было таких возможностей, как сейчас, но всё-таки мы их находили.

Можно было прийти после пар, а иногда и вместо них, что уж там греха таить, в гербарную. Это был своеобразный элемент, как сейчас говорят, научно-образовательной среды. Куратор гербария Елена Петровна Гнатюк в очень непринужденной форме научила меня очень многому. Прежде всего, мы учились определять растения, привезенные из экспедиции моим однокурсником, это была хорошая школа. С одной стороны, мы все делали самостоятельно, с другой — можно было в любой момент обратиться к специалисту с вопросом. Но все-таки меня тогда интересовала не наука как таковая, а сами растения, их жизнь и разнообразие.

Есть ли среди студентов те, кто стал работать с Вами над исследованиями?

О, да! Такие есть! Самым ярким примером является Рамзия Гайнанова. Когда-то я была ее научным руководителем, сейчас она иной раз мной руководит! Конечно, я не буду утверждать, что ее профессионализм — это моя заслуга. Скорее, мне очень повезло, что она попала ко мне, ведь я тогда была еще ассистентом. Руководить дипломной работой мне разрешили только в виде исключения. Тогда кафедрой биологии заведовал Сергей Федорович Тимофеев, он в нас поверил.

Студенты — это мои постоянные помощники, без них работа лаборатории была бы просто невозможна. Даже представить себе не могу, что бы мы делали без Кости Москвина, который всегда легко берет на себя как тяжелую физическую работу, так и лабораторную аналитику.

Самое большое удовлетворение получаешь, когда студенты становятся настолько самостоятельными в научной работе, что начинают сами учить и контролировать друг друга, бывает даже, что младшие учат старших. А я стою в сторонке и роняю слезы умиления.

Ещё очень приятно, когда студенты, успевшие поработать в других местах, приходят и говорят, что у нас круче.

Мурманск — Ваш родной город?

Да, я родилась в Мурманске. Моя мама Надежда Алексеевна и папа Юрий Яковлевич Меньшаковы работали инженерами, строили наш город. Мама работала на Домостроительном комбинате, который возводил жилые дома, а папа в тресте Мурманскморстрой, строил причалы и портовые склады. Моим первым и единственным основным местом работы является наш университет.

Как в семье относятся к Вашей работе? Есть ли какие-то сложности, связанные с работой?

Конечно, скучают, когда меня подолгу нет. Самое трудное для близких — это наши экспедиции, когда долго нет связи с родными.

Рассказываете ли Вы детям о своей научной деятельности? Хотят ли последовать Вашему примеру?

Дочка Алиса очень любит бывать в университете и в ботаническом саду, всегда старается помочь, ее друзья иногда приходят на экскурсии. Алису очень увлекают наблюдения за растениями и животными, но станет ли это ее профессией — она решит сама.

Если бы не работа в вузе, кем бы Вы хотели стать?

Не представляю себе этого.

С чего начинается Ваш рабочий день?

Обычно я прихожу раньше студентов и стараюсь подготовить приборы к работе так, чтобы потом не отвлекаться. Когда студенты подойдут, им можно спокойно доверить приборы и идти на пары, потом проверить, что получилось. А вообще трудно выделить какой-то среднестатистический день, ведь на мне, прежде всего, административная работа.

Работа в научной сфере связана с большим уровнем стресса. Как вы справляетесь с выгоранием?

Когда совсем плохо, я открываю в интернете каталоги фирм, поставляющих посадочный материал цветов. Полистаешь, закажешь что-то, постепенно отпускает. Можно сказать, я, как и большинство женщин, борюсь со стрессом с помощью шоппинга!

Чем Вы любите заниматься в свободное от работы время? Чем увлекаетесь?

В свободное время стараюсь больше уделять внимание дочери: занимаемся кулинарией и рукоделием, ходим театры, музеи, на различные мастер-классы, путешествуем. Сейчас так много интересных занятий для детей, взрослым очень полезно тоже погрузиться в это.

Что лучше: смотреть фильмы или читать книги?

Художественную литературу могу позволить себе только в отпуске, люблю А. Чехова, И. Шмелева, Ч. Айтматова. Музыку слушаю очень редко, люблю тишину.

Каковы Ваши жизненные принципы? Какие качества цените в людях, и какие стремитесь развивать в себе?

Мне кажется, что смысл жизни в ее бесконечности. Надо прожить свою жизнь так, чтобы она не остановилась после тебя.

Это касается и образа жизни, осознанного потребления, рождения и воспитания детей, помощи тем, кому в данный момент трудно. В себе стараюсь развивать умение концентрироваться, у меня это пока не очень получается.

Мария Юрьевна, мы беседуем с Вами накануне Дня российской науки. Что вы хотели бы пожелать молодым учёным в этот день?

Перефразируя известную фразу об искусстве, хочется сказать: цените науку в себе, а не себя в науке.

Поделитесь ссылкой